Авторизация
Екатеринбург
«Люди, события, факты» - вы делаете те новости, которые происходят вокруг нас. А мы о них говорим. Это рубрика о самых актуальных событиях. Интересные сюжеты и горячие репортажи, нескучные интервью и яркие мнения.
События внутренней, внешней и международной политики, политические интриги и тайны, невидимые рычаги принятия публичных решений, закулисье переговоров, аналитика по произошедшим событиям и прогнозы на ближайшее будущее и перспективные тенденции, публичные лица мировой политики и их "серые кардиналы", заговоры против России и разоблачения отечественной "пятой колонны" – всё это и многое вы найдёте в материалах отдела политики Царьграда.
Идеологический отдел Царьграда – это фабрика русских смыслов. Мы не раскрываем подковёрные интриги, не "изобретаем велосипеды" и не "открываем Америку". Мы возвращаем утраченные смыслы очевидным вещам. Россия – великая православная держава с тысячелетней историей. Русская Церковь – основа нашей государственности и культуры. Москва – Третий Рим. Русский – тот, кто искренне любит Россию, её историю и культуру. Семья – союз мужчины и женщины. И их дети. Желательно, много детей. Народосбережение – ключевая задача государства. Задача, которую невозможно решить без внятной идеологии.
Расследования Царьграда – плод совместной работы группы аналитиков и экспертов. Мы вскрываем механизм работы олигархических корпораций, анатомию подготовки цветных революций, структуру преступных этнических группировок. Мы обнажаем неприглядные факты и показываем опасные тенденции, не даём покоя прокуратуре и следственным органам, губернаторам и "авторитетам". Мы защищаем Россию не просто словом, а свидетельствами и документами.
Экономический отдел телеканала «Царьград» является единственным среди всех крупных СМИ, который отвергает либерально-монетаристские принципы. Мы являемся противниками встраивания России в глобалисткую систему мироустройства, выступаем за экономический суверенитет и независимость нашего государства.
Предательство Горбачёва. Африка подсказала, какой угрозе подвергалась Россия
Фото: TLF Images / Shutterstock.com
В мире Шафран Эксклюзив

Предательство Горбачёва. Африка подсказала, какой угрозе подвергалась Россия

Михаил Горбачёв и президент ЮАР Фредерик де Клерк приблизительно в одно и то же время пришли во власть. Оба за пять лет развалили свои страны, получив по итогам "признание" международного сообщества. Впрочем, опыт Африки показывает нам, что мы хоть и прошли через целый ряд бед из-за предательства Горбачёва, но кое-каких угроз избежали. Каких именно? Ответ на вопросы Анна Шафран ищет вместе с экспертами.

Когда иностранцы хотят оскорбить Россию, они сравнивают нас с Африкой. Основатель Google Сергей Брин однажды, перебрав спиртного, назвал родину своих предков "Северной Нигерией". Потом, правда, протрезвел и заявил, что ничего такого не помнит.

Ещё есть характеристика, сохранившаяся с советских времён, про "Верхнюю Вольту с ракетами". Уже и СССР нет, и Верхняя Вольта называется Буркина-Фасо, а фразочка нет-нет и появляется в западных СМИ. Мол, если бы не ядерное оружие, была бы Россия типичной африканской страной – фу-фу-фу, какая гадость.

Если эти оскорбления о чём-то и говорят, так только о не особо скрываемом расизме их авторов, – считает ведущая Царьграда Анна Шафран. – Удивительно, конечно, насколько быстро атлантическая цивилизация проделала путь от системного расизма до не менее системного отрицания расизма, доходящего до полного абсурда и запрета слова "негр", а также литературных произведений, где это слово употребляется. И когда кто-то на этом пути притормаживает или сворачивает не туда, ему же хуже.

Между тем есть одна африканская страна, на чей пример нам действительно стоит обратить внимание. Более того, на него следует обратить внимание, чтобы не повторить тех же ошибок. Южно-Африканская Республика, ЮАР. Государство, долгое время существовавшее в условиях апартеида, то есть политического, экономического и культурного разделения белых потомков колонизаторов и чернокожих аборигенов. Расизм? Безусловно, расизм.

И вся мировая прогрессивная общественность очень осуждала ЮАР во второй половине ХХ века. На словах. Но в реальности активно пользовалась сложившейся в этой стране системой. При этом, как стало понятно после отмены политики апартеида, для самой богатой и успешной африканской страны это неприятное явление было одним из основных факторов выживания.

Президенты ЮАР и СССР: они похожи не только внешне

Последний белый президент ЮАР Фредерик де Клерк в 1990 году начал демонтаж апартеида. Он освободил из тюрьмы чернокожего активиста Нельсона Манделу и отменил законы о раздельном проживании разных рас и другие ограничения.

Фредерик де Клерк, последний белый президент ЮАР. Фото: Artur Widak / ZUMAPRESS.com / Globallookpress.com 

С тех пор уровень безопасности в этой стране резко снизился, а экономика, пусть и остаётся самой крупной в Африке, но уже не показывает прошлых успехов. Белые из страны активно уезжают, а чернокожие, наоборот, массово приезжают. Словом, ЮАР более медленно и менее кроваво движется по пути, который несколькими десятилетиями ранее прошла Южная Родезия, переименованная в Зимбабве. Там тоже были проклятые белые колонизаторы, обеспечивавшие развитие экономики, и несчастные чернокожие. Белых практически не осталось. Экономики – тоже.

Фредерик де Клерк за демонтаж апартеида получил Нобелевскую премию мира в 1993 году, через три года после Михаила Горбачёва. Они даже чем-то внешне похожи, – уверена Анна Шафран. – Официально Горбачёву дали премию "в знак признания его ведущей роли в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества". А де Клерку – "за работу по мирному прекращению режима апартеида и за подготовку основы для новой демократической Южно-Африканской Республики".

Это официально. А по сути, они оба получили премии за развал собственных стран и их выведение из числа успешных и влияющих на происходящее в мире государств. Горбачёв до сих пор жив, хотя, говорят, очень нездоров. Де Клерк скончался совсем недавно, 11 ноября. Горбачёв любит сетовать на то, что, мол, НАТО его обмануло и якобы ему на словах обещали, что этот антироссийский блок расширяться не будет. Де Клерк тоже позднее заявлял, что, мол, не понимал, что делает:

Мы начали делать что-то, не до конца понимая, к какому результату это может нас привести.

О сходствах и различиях в происходившем в ЮАР и в СССР, а также о том, на какие аспекты взаимодействия ЮАР с западным миром нам стоит сегодня обратить внимание, чтобы не повторить тех же ошибок, Анна Шафран беседовала в студии "Первого русского" с дипломатом, политологом Юрием Цветковым, который считает, что и Михаил Горбачёв, и Фредерик де Клерк повели свои страны по одинаково губительному пути.

Как Запад под шумок использовал ЮАР

Анна Шафран: – Расскажите об одном очень интересном моменте – секретном взаимодействии западных стран и ЮАР в период апартеида.

Юрий Цветков: – Начнём с того, что Южно-Африканская Республика с 1961 года, когда она обрела независимость и перестала быть частью Британского Содружества, уже активно реализовывала политику расовой сегрегации, или "раздельного сосуществования", как это называли политические функционеры в Претории. Эта система межсоциальных отношений, по факту, базировалась на принципах расовой дискриминации.

И уже в 1962 году на площадке ООН начали внедряться первые ограничения и санкции. Решением Генеральной Ассамблеи ООН было прекращено сотрудничество с ЮАР в ряде экономических областей. Позже было свёрнуто сотрудничество в сфере науки и образования, в сфере военного производства, военной промышленности, военно-технического сотрудничества.

Кроме того, была создана отдельная Комиссия по установлению истины и примирению (КИП), которая занималась расследованием преступлений режима апартеида. Поэтому, соответственно, Южно-Африканской Республике, для того чтобы выжить, нужно было определяться: либо сворачивать политику апартеида, что было неприемлемо для местного истеблишмента в силу ряда исторических причин, либо искать возможности как-то смириться с текущей ситуацией и встраиваться в мировое взаимодействие на каких-то особых условиях.

Голосуя за санкции и эмбарго, осуждая апартеид, представители Запада прекрасно чувствовали себя на африканской земле – торгуя, развивая военно-техническое и любое другое сотрудничество, но не афишируя этого.

В обществе сложилось стереотипное мнение о том, что ЮАР – это сафари да алмазы. На самом деле даже без взаимодействия с иностранными партнёрами республика изначально представляла собой достаточно цельное государство, довольно мощное с экономической и научной точек зрения.

Достаточно вспомнить о том, что первая успешная операция по пересадке сердца была осуществлена в ЮАР ещё в 1964 году. Здесь, на фоне эмбарго и невозможности купить нефть и нефтепродукты, была разработана и активно применялась технология по сжижению угля и созданию синтетического топлива. Конечно, полный цикл производства и сбыта продукции наладить было сложно. Поэтому на повестке дня было сотрудничество с Западом с целью развития экономики и неотставания в технологическом прогрессе от передовых стран. Плюс требовалось также усиление военной составляющей.

Политика деколонизации давала результаты. Дружественных режимов по периметру становилось всё меньше и меньше. Постепенно ЮАР стала белой вороной, бельмом на глазу. Освободительные движения начали перекидываться и на сопредельные с ЮАР территории.

Тогда же было налажено неофициальное сотрудничество с практически всеми известными и геополитически сильными странами Запада – США, ФРГ, Францией, Нидерландами, Японией, Израилем и так далее. Шло сотрудничество по разным направлениям. Как мы знаем, ЮАР всегда являлась и до сих пор является одним из главных поставщиков алмазов. Также ЮАР обладает большим количеством редкоземельных металлов и многими другими полезными вещами, которые необходимы для промышленности многих западных стран. Для ФРГ, Франции и Израиля большой интерес представляло использование плацдарма ЮАР для обкатки и тестирования передовых образцов вооружений.

Комиссия по установлению истины и примирению выявила, что на территории ЮАР и на сопредельных территориях активно использовалось бактериологическое и химическое оружие.

Удобный африканский полигон для экспериментов в обмен на "помощь Запада"

– Давайте сделаем промежуточный вывод. ЮАР – страна с довольно сильной экономикой, осуждаемая извне из-за режима апартеида. При этом стране требовалось определённое взаимодействие с внешним миром, поэтому заключались некие секретные соглашения с большим Западом, который использовал страну как некий полигон для экспериментов.

Ю.Ц.: – Да, это была своего рода сделка. То есть с ЮАР продолжали вести дела, не афишируя эти отношения. Взамен ЮАР должна была сделать приятное цивилизованному Западу.

– Например что?

Ю.Ц.: – Первое, что приходит в голову, – это, конечно, ядерная программа Израиля, который никак не мог незаметно проводить испытания у себя на территории. Однако потребность в таком серьёзном аргументе в виде такого вооружения у израильтян существовала всегда, учитывая исторические особенности этого региона. ЮАР тоже была заинтересована в развитии своей ядерной программы как мирного, так и военного назначения. Потому что она тоже находилась, в определённом смысле, в кольце блокады.

Комиссия по установлению истины и примирению давала возможность бывшим функционерам режима апартеида прийти и покаяться в своих грехах. В определённых случаях им даровалось прощение. То есть это такой феномен, который был изобретён Манделой для примирения общества. Естественно, многие функционеры пытались выторговать себе прощение за счёт того, что вытаскивали из архивов документы, которые многие на Западе предпочли бы не видеть. К слову сказать, Фредерик де Клерк, последний президент ЮАР, был категорически против создания этой Комиссии.

– Он был последний белый президент.

Ю.Ц.: – Да. Однако Нельсон Мандела, очень уважаемый в белой среде, полжизни просидевший в разных тюрьмах, не играл в эти политические игры. Для него был важен именно результат, попытка как-то преодолеть гигантский цивилизационный, идеологический и какой угодно раскол, который существовал в обществе. И он не пошёл ни на какие уступки и создал-таки эту Комиссию.

Кстати, одним из фигурантов КИП был сам де Клерк. Ему тоже пришлось публично покаяться. Но это отдельная история. И документы, которые фигурировали в расследованиях этой Комиссии, потом оказались использованы, в том числе в докладах Организации Объединённых Наций.

Тематика вооружений немного ушла в сторону, а на первое место вышли вопросы, связанные с нарушением прав человека. Однако эти документы потом разнеслись по мировым СМИ. 

– А какие ещё негласные эксперименты проводились в ЮАР по заказу коллективного Запада?

Ю.Ц.: – Интересы Запада были сфокусированы на испытании бактериологического и химического оружия. И не столько на проверке его эффективности, как на методах защиты от такого оружия.

К слову, отравляющие вещества использовали в том числе для ликвидации отдельных активистов из числа племенных вождей или даже лидеров политических и военных движений в сопредельных государствах. И в каких-то случаях, действительно, эффект был серьёзный.

То есть там активно отрабатывалась тактика по устранению неугодных людей. Активно в этом участвовали в том числе, например, немцы и скандинавы. Всё это есть в официальных источниках.

Де Клерк повёлся на увещевания Запада: перестройка по-африкански

– Очень интересные параллели возникают с сегодняшним днём. Мы видим, что африканское государство, решившее пойти на сотрудничество с большим Западом, рассчитывая на некие выгоды для себя, де-факто постепенно начало превращаться в некое поле для экспериментов, для испытаний бактериологического и химического оружия.

Ю.Ц.: – У высшего политического руководства ЮАР была искренняя вера в то, что Запад им поможет, раз уж они повязаны не самым благовидным делом. Однако ничего подобного не произошло.

К слову, можно вспомнить ещё один важный эксперимент, проводившийся в ЮАР. Политика расовой сегрегации общества – это ведь не изобретение Претории, и до этого колониальные режимы базировались тоже на сегрегационных принципах, как и теории Третьего рейха.

И эти идеи, несмотря на политику деколонизации после Второй мировой войны, оставались актуальными. Многие страны мира хотели бы увидеть, какие существуют ещё механизмы, помимо признанных незаконными и антидемократическими, которые помогли бы взять под контроль население, сегрегировать и разделить общество.

Почитатели идеи разделения общества на низшее, среднее и привилегированное белое высшее звенья нашлись и в США, и в Латинской Америке.

– То есть это всё плохо, но вы делайте, а мы посмотрим, что из этого получится...

Ю.Ц.: – Надо сказать, что де Клерк, как и Михаил Горбачёв, не появился из ниоткуда. Он тоже был плоть от плоти системы. Его семья была связана с правящей Националистической партией. Он прошёл все ступени – от рядового функционера до лидера этой партии, чтобы потом занять президентский пост. Понятно, что он являлся ревностным сторонником этого режима. В противном случае он едва ли смог бы занять такой высокий пост. То же самое было с Михаилом Горбачёвым.

Первое, что сделал де Клерк, заняв место президента в 1989 году, – отправился в вояж по "дружественным" столицам. Дело в том, что к этому моменту сотрудничество с коллективным Западом постепенно сходило на нет и ЮАР могла остаться одна перед лицом проблем, в которые раньше "вписывался" Запад.

Однако западные лидеры объяснили южноафриканскому лидеру, что ситуация изменилась, холодная война подходит к концу и, вообще, всё либерализуется. Президент США Джордж Буш – старший так и вовсе отказался от встречи с "токсичным" президентом ЮАР.

Вернувшись на родину, де Клерк через несколько месяцев на открытии парламентской сессии в Кейптауне заявил о том, что начинает свою перестройку. Завершил он её за три года.

Заказ военного руководства: распространить СПИД среди чернокожих

– А почему в ЮАР самый высокий в мире уровень заболеваемости СПИДом?

Ю.Ц.: – Хороший вопрос. Если отталкиваться от официальной позиции ВОЗ, то нулевым носителем вируса СПИДа была некая шимпанзе в Центральной Африке, которую, вероятно, съел какой-то местный житель. И с 30-х годов вирус начал потихонечку распространяться. Ну а поскольку мир стал глобализироваться, то постепенно вирус пошёл по всей планете. Ну а раз источник – это Африка, то там и самая высокая концентрация заражённых людей.

Однако определить этот вирус смогли только полвека спустя, хотя технологии давно позволяли это сделать. Объяснить этот момент помогают документы КИП. Многие функционеры, которые занимались биологическим оружием, стремясь получить прощение и избежать наказания, достали документы и заявили о том, что вирус-то, конечно, мутировал и кто-то им заразился, но у нас была прямая обязанность, заказ нашего военного руководства распространять его среди чернокожего населения. То есть с помощью коллег из западных стран вирус "поймали", синтезировали и стали распространять.

Это подтверждает и статистика департамента здравоохранения ЮАР, к примеру, за 1992 год. После падения апартеида такую статистику никто не вёл. Но там очень интересные цифры. Массовое тестирование населения ЮАР на ВИЧ-СПИД началось в 85-м году. Тогда было выявлено всего несколько сотен заразившихся. Но потом, вплоть до 1992 года, отмечается стойкое удвоение числа заражённых среди чернокожего населения каждые 8-10 месяцев.

Больной пациент в специализированной клинике для ВИЧ-СПИД инфицированных. Кейптаун, ЮАР. Фото: Heiner Heine / imagebroker.com / Global Look Press  

Если мы применим сценарное моделирование, которое в ходе исследований использовали специалисты ВОЗ, то получается, что вирус СПИДа не мог появиться в 30-х годах. Он появился буквально недавно. В противном случае официальная статистика и тестирование, которое проводилось в Африке, не бьётся с этой версией. Выводы делайте сами.

Какие гарантии? Джентльменам верят на слово!

– А какие гарантии давали де Клерку, когда он приступил к демонтажу системы апартеида? И можно ли их сравнить с обещаниями, которые давали или якобы давали Горбачёву западные коллеги?

Ю.Ц.: – Письменных гарантий нет. Наверное, это тоже сходство, которое объединяет наши страны. Как известно, джентльменам верят на слово.

Судя по мемуарам того же де Клерка и Манделы, для того чтобы ЮАР снова стала рукопожатной страной, смогла сесть за стол с почётными и уважаемыми господами на Западе, стране было необходимо вести дело к либерализации экономики, к большему уважению и вниманию к правам человека. Кроме того, требовалось открыть свои рынки для внешних товаров и услуг, а в ЮАР в то время действовали очень жёсткие протекционистские меры. И разумеется, ЮАР должна была отказаться от своей ядерной программы. При соблюдении всех этих условий ЮАР, как было обещано, могла стать уважаемым членом международного сообщества. Требования были соблюдены, но став "уважаемым членом", страна существенно деградировала.

К беседе в студии присоединился кандидат исторически наук, эксперт по Южной Африке Дмитрий Палаткин.

– Дмитрий, какие причины, на ваш взгляд, побудили ЮАР пойти на сделку с Западом? И чем они отличаются от тех, которыми руководствовался СССР?

Дмитрий Палаткин: – ЮАР – это, конечно, не СССР. Экономическая мощь этой африканской страны была гораздо меньше, она не являлась лидером какого-либо блока и не транслировала в мир свою идеологию. Давление на ЮАР оказывалось с двух сторон: давил и социалистический лагерь, и капиталистический.

Череда неудачных войн в Анголе и Намибии, очень серьёзные санкции вынудили истеблишмент ЮАР пойти на кулуарные переговоры с коллективным Западом, чтобы достичь какого-то компромисса и сохранить текущее положение.

У СССР немного другая история. Это была намного более мощная страна, способная уничтожить любого противника. Но примерно с конца 50-х – начала 60-х годов СССР начал серьёзно проигрывать "войну за умы". Всё меньше людей в мире склонялись к идее строительства коммунизма. И главное, что к таким же выводам пришла со временем значительная часть советской номенклатуры, которой хотелось бы иметь высокий уровень потребления и жить как на Западе.

Ради этого они смогли пожертвовать и значительной частью своих геополитических позиций, и экономикой, которую, как они планировали, удастся встроить в западную. Одновременно они надеялись избавиться от наших бывших союзников по социалистическому лагерю, освободив средства для собственного существования.

– А какие потери понесла ЮАР после отмены режима апартеида?

Д.П.: – Самая главная потеря – это утрата собственного геополитического статуса. Из регионального гегемона с мощной промышленностью, с отличной военной машиной ЮАР сегодня стала страной второго мира и стремительно движется к тому, чтобы стать страной третьего мира.

– А долго ли ЮАР сможет просуществовать в нынешнем двухобщинном виде, на ваш взгляд?

Д.П.: – Достаточно долго, потому что общины разделены, друг от друга они никак не зависят. И такая ситуация на данном этапе устраивает всех игроков как внутри ЮАР, так и вокруг неё. Поэтому в таком не самом приятном виде можно очень-очень долго существовать. У нас есть примеры стран с внутренними конфликтами, которые живут бесконечно долго и ничего там не происходит радикального, чтобы что-то могло измениться.

 ЮАР и СССР развалили по схожим сценариям?

– Юрий, интересная складывается ситуация. Мы можем сравнить ситуации в двух странах – ЮАР и Советском Союзе. Да, страны разные, но что настораживает: в таком полуразложившемся виде, действительно, можно существовать бесконечно долго. Но насколько такое существование соответствует представлениям той или иной страны о своём собственном будущем, о том, как мы хотели бы жить? Поэтому сегодня особенно важно не повторять ошибок прошлого, не наступать на старые грабли.

В ЮАР на фоне санкций и формального осуждения западные страны долгие годы ставили эксперименты. Результат – предательство. Россию тоже сегодня осуждают, тоже против нашей страны сегодня вводят санкции. При этом у нас то впервые в истории проходят учения под эгидой ВОЗ, то мы активно внедряем и продолжаем внедрять "Электронную школу", цифровизацию образования и другие разработанные транснациональными корпорациями технологии. Не является ли происходящее в нашей стране продолжением происходящего в ЮАР?

Ю.Ц.: – Интересная постановка вопроса. Отметим следующее: когда вокруг нас происходят события, которым мы не можем дать простого объяснения, которые кажутся нам нелогичными, всегда надо задавать себе вопрос: а кому это выгодно?  

ВОЗ, казалось бы, должна заниматься всемирным здравоохранением, а она начинает произвольным образом менять списки психических заболеваний, существенно сокращая этот список и навязывая его всему миру.

– Выводя из этого списка такие явления, как педофилия, например.

Ю.Ц.: – Да. Возникает вопрос: те страны, которые начинают принимать эту методичку, они в своих интересах действуют или нет? Отвечает ли это объективно интересам общества? И если не отвечает, то кому это выгодно? И если попытаться найти ответ на этот вопрос, многое станет явным.

Когда ЮАР отказалась от своей ядерной программы, возникает вопрос: а кому это выгодно было? Это было одно из условий, чтобы потом страна не превратилась в Северную Корею, отрезанную от всего. Стоила эта игра свеч? Вопрос дискуссионный.

Понятно, что ЮАР для Запада отработанный материал, свою функцию страна выполнила. В то время, когда шло геополитическое противостояние Запада и социалистического блока, когда шла борьба за Африку – континент с 200-миллионным населением и большими ресурсами, конечно, ЮАР была нужна, с ней были готовы развивать отношения, лишь бы только оградить континент от "красной угрозы". Когда "угроза" спала, надобность в такой стране отпала. И отношения с ней, как сейчас говорят, стали "токсичными".

Когда нам предлагают пойти по западному пути развития, нужно спросить, во-первых, насколько это отвечает нашим интересам и к чему это приведёт. Не превратимся ли мы в такого же регионального карлика, пусть и самого сильного на своей части суши, но не влияющего ни на что.

Я думаю, что это не тот цивилизационный нарратив, который свойственен нашей стране и нашему народу. И уж тем более нельзя нам заниматься экспериментами, как это делали Фредерик де Клерк и Михаил Сергеевич Горбачёв, не предвидя, к чему это может привести, – к потере своей субъектности и возможности самим определять свой жизненный путь.

Михаил Горбачёв предал свою страну, а Запад раз за разом предаёт тех, кто ему доверился. Фото: Evgeny Eremeev / Globallookpress 

Это единожды уже случилось с СССР. Но случилось не до конца. Всё-таки через 90-е годы мы прошли, с потерями, с трудом, но выстояли. Сейчас, как мы видим, есть попытки повторить сценарий СССР, такой развал СССР 2.0.

Для Запада предательство – это норма

Завершая программу, Анна Шафран предупредила: если кому-то вдруг показалось, что мы хоть в чём-то оправдываем расизм, когда говорим о демонтаже режима в ЮАР, – это только показалось.

Бог создал всех людей свободными и равными, а в нашей стране расизма никогда не было – в отличие от большинства тех, которые сейчас мнят себя самыми толерантными и демократичными.

А вот предательство недаром считается одним из самых страшных грехов. Горбачёв и де Клерк предали свои страны, а Запад раз за разом предаёт тех, кто им доверился. 

Чтобы Россия не превратилась в "северную ЮАР с ракетами", нам следует внимательно изучать опыт других стран и помнить, что для Запада предательство – это норма.

"Надеюсь, после нашей сегодняшней программы в этом стало меньше сомнений у тех, у кого они вдруг почему-то до сих пор еще были. Подумайте об этом".

Программа "Шафран" на "Первом русском" выходит дважды в неделю по вторникам и четвергам в 16:00. Не пропустите!

Подписывайтесь на канал "Царьград" в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Читайте также:

Урок Костромы ничему не учит: ВОЗ хочет легализовать педофилию в России?

У вас есть возможность бесплатно отключить рекламу

Отключить рекламу

Ознакомиться с условиями отключения рекламы можно здесь